философия

Новый фашизм. Консенсус. (1965)

«Сегодняшний мировой кризис — это кризис морали, и разрешить его невозможно иным путем, кроме моральной революции — революции, которая должна разрешить и завершить достижения Американской Революции... Новый Мыслитель должен сражаться за капитализм, а не за * практические» цели, не за экономику, а за мораль, вступая в эту битву со справедливой гордостью. Именно этого заслуживает капитализм, и ничто другое не может его спасти».

Капитализм — это не система прошлого; это система будущего, если у человечества есть будущее. Те, кто хочет сражаться за него, должны перестать именоваться «консерваторами». «Консерватизм» всегда был названием, вносящим путаницу, неподходящим для Америки. Сегодня нам нечего «консервировать»: устоявшаяся политическая философия, интеллектуальная традиция и status quo — это коллективизм. Те, кто отказывается от основных принципов коллективизма, — это радикалы в истинном смысле этого слова: «радикальный» означает «фундаментальный». Сегодня борцы за капитализм должны быть не несостоятельными «консерваторами», а новыми радикалами, новыми интеллектуалами и, прежде всего, новыми, преданными борцами за мораль.

«Экстремизм», или Искусство подмены понятий.

Среди многочисленных симптомов нынешнего морального банкротства самым заметным за последнее время оказалось поведение так называемых «умеренных» на съезде республиканцев. Это была попытка возвести подмену понятий в ранг инструмента национальной политики, попытка вытащить соответствующие методы из сточной канавы «желтой» прессы и поставить их на твердую основу с предложением включить в политическую платформу партии. «Умеренные» потребовали искоренения «экстремизма», не дав никакого определения этому понятию.

Не обращая внимания на неоднократные призывы пояснить, что же они имеют в виду под «экстремизмом», они продолжают оперировать конкретными примерами, подменяя пояснения руганью и не желая касаться общих понятий и принципов, которыми руководствуются. Они вываливают кучу обвинений на некие группы граждан, отказываясь раскрывать критерии, на основании которых эти группы были выбраны. Все, что может различить общественность, — это череда оскаленных физиономий и хор истеричных, брызжущих злобой голосов, которые при всем этом призывают «не давать хода ненависти» и требуют «терпимости».

Таковы «консерваторы».

Просьба учесть в какое время была написана статья и для какой страны и быть снисходительными к некоторым моментам. Многое в статье актуально и сейчас для этой публики.

Как «консерваторы», так и «либералы» упирают на факт, против которого, кажется, никто не возражает: что мир стоит перед смертельным конфликтом, и за сохранение цивилизации нужно бороться.

Но какова же природа этого конфликта? Обе группировки отвечают: это конфликт между коммунизмом и... чем же? Ответа нет. Они говорят, что это конфликт между двумя жизненными стратегиями - коммунистической и... какой же? Опять ответа нет. Это конфликт между двумя идеологиями, говорят они. Так какова же наша идеология? Они молчат.

Правда, которую отказываются признать и те, и другие, состоит в том, что в политическом смысле сегодняшний мировой конфликт — это последняя стадия борьбы между капитализмом и тоталитаризмом.

Палмер Т. Глобализация и культура: однородность, многообразие, идентичность и свобода

Свободная торговля постоянно подвергается нападкам. Ее защитники привыкли опровергать доктрину торгового баланса и различные заблуждения о нациях, которые экономически «конкурируют» друг с другом. Но менее они привыкли отвечать на «культурную» критику торговли. Сторонники ограничения торговли настаивают, что свободный рынок и глобализация разрушительны для культуры. Однако приводит ли глобализация к культурной однородности и уменьшению различий? Угрожает ли глобализация культурной аутентичности? Опасно ли для планеты быть погруженной в безбрежный суп единообразия. И должны ли мы бояться утраты личной идентичности, будучи членами различных культур, обменивающихся идеями, товарами и услугами? Культурологические аргументы против свободной торговли, как нам предстоит увидеть, вряд ли новы. И они столь же ошибочны, как и экономические аргументы против свободного рынка.

I. Определения.

Обычно любую дискуссию о глобализации полезно начинать с определения понятий. Как и в отношении прочих понятий, мы можем договариваться о значении «глобализации», как пожелаем, но не все договоренности будут одинаково хороши. Большинство из них есть просто попытки выиграть дебаты до того, как они начнутся. Я предлагаю определение, которое, как я считаю, улавливает суть того, что обсуждается, а не того, что так или иначе пропагандируется.

Механика Свободы. Часть IV. Для либертарианцев - расширенный постскриптум. Глава 42. Мои убеждения

В предыдущей главе я доказывал, что простая форма выражения либертарианского принципа приводит к неприемлемым выводам и, поэтому, не может быть принята. В моральном принципе, который допускает, что всем следует запретить дышать, нет очевидного логического несоответствия, но вряд ли многие сочтут такой принцип подходящим.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer