Либерализм и пределы справедливости. Майкл Дж. Сэндэл

Эта работа о либерализме. Под либерализмом я имею в виду вариант либеральной доктрины, господствующий в современной этико-правовой и политической философии. В этом либерализме центральную роль играют понятия справедливости, честности и индивидуальных прав, и своими философскими основаниями он обязан главным образом Канту. Будучи этической теорией, которая утверждает приоритет права над благом и обычно формулируется в противовес утилитаристским концепциям, современный либерализм лучше всего было бы охарактеризовать как "деонтологический" -- устрашающее название для того, что, полагаю, окажется знакомой доктриной.

"Деонтологический либерализм" - это прежде всего теория о справедливости и о приоритете справедливости над другими этическими и политическими идеалами. Его ключевой тезис можно сформулировать следующим образом: общество, состоящее из множества индивидов, каждый из которых имеет свои собственные цели, интересы и представления о благе, лучше всего обустроено, когда оно подчиняется принципам, которые сами не предполагают никакого конкретного представления о благе; преимущественным оправданием этих регулятивных принципов служит не то, что они максимизируют общественное благосостояние или как-то иначе способствуют благу, а то, что они согласуются с понятием права - моральной категорией, не зависящей от блага и имеющей приоритет над ним.

Это либерализм Канта и большей части современных политических философов, и именно этот либерализм я намереваюсь поставить под сомнение. Против приоритета справедливости я выдвину тезис о пределах справедливости, а косвенным образом, и о пределах либерализма. Я говорю не о практических, а о концептуальных пределах. Суть моей позиции выражает не положение о том, что справедливость, каким бы прекрасным идеалом она ни была, полностью не реализуема на практике, а положение о том, что в самом идеале заключены пределы. Для общества, вдохновленного идеей либерализма, проблема состоит не просто в том, что справедливость всегда будет тем, что еще предстоит достичь, а в том, что сам ориентир ошибочен. Но прежде чем исследовать эти пределы, мы должны установить более четко, в чем состоит требование приоритета справедливости.